Лирика

Тема в разделе "Литература, библиотеки", создана пользователем vgm, 19 авг 2022.

  1. vgm

    Thread starter

    vgm Новичок

    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    9
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    Москва
    А осень к сердцу кралась, прикинувшись дождём

    Листочек жёлтый метил
    ушедший летний миг,
    и тени рваной сетью
    ловили солнца блик.

    И шёл июль со свитой
    шмелей и мотыльков,
    роняли в пруд ракиты
    платочки облаков.

    Казалось, ближе малость -
    и словом не солжём,
    а осень к сердцу кралась,
    прикинувшись дождём.

    Не зря сплетали руки
    при виде нас кусты...
    и знали цвет разлуки
    опавший лист и ты.

    Где ловит руками ветла скользящие блики реки

    Окрасил июльский закат
    пол неба, цветущий кипрей,
    возьмём у судьбы напрокат
    беспечность на несколько дней.

    Морщинки забудь и лета,
    туда все дороги легки,
    где ловит руками ветла
    скользящие блики реки.

    Напьёмся водицы живой,
    покормим с руки голубей,
    и тени платок кружевной
    накинут на плечи тебе.

    На счастье - минутный тариф,
    трава скроет наши следы...
    а в памяти дремлющих ив
    останемся рябью воды.

    И летящий от тополя пух мотыльками садится на куст

    Рядом с облаком голубь парит
    ни домашний, ни дикий - ничей,
    а в распущенных косах ракит
    золотые заколки лучей.

    Мы уже различаем на слух
    проскользнувшую в голосе грусть,
    и летящий от тополя пух
    мотыльками садится на куст.

    Ни тебе и ни мне в этот день
    никакой не вернуться тропой,
    где упавшую в обморок тень
    окружили ромашки толпой.

    Расставание - смена времён,
    из былого уже говорю...
    у окна зацветает пион,
    собирающий в сгусток зарю.

    На смятом облачном листе сизарь начертит круг

    Стряхнула вишня с рукава
    соцветий лепестки,
    и одуванчик тосковал,
    что белые виски.

    И были смех, и вздор речей,
    и весь июнь копил
    цвета коротеньких ночей
    сиреневый люпин.

    Но оказался я из тех -
    ни близкий и ни друг,
    на смятом облачном листе
    сизарь начертит круг.

    За нелюбовь не жди суда,
    прости - пишу клише...
    вечерней грустью навсегда
    останешься в душе.

    Жасмин туманом плыл у окон

    Июньский вечер звуки прятал,
    где в сумрак погружались дали,
    и облака бумагой смятой
    в закатном пламени сгорали.

    Берёзы белые колени
    прикрыли тени кружевами,
    что этот день отдали лени
    забыли, не переживали.

    Жасмин туманом плыл у окон,
    лилось вино и лились речи...
    и грусти нераскрытый кокон
    до осени припрятал вечер.

    Белит тополиный пух одуванчиков виски

    Цвет черёмухи снежком
    предвещает холода,
    ива молится тишком
    у заросшего пруда.

    Ливень нанесёт мазок,
    зачернит во двор окно,
    липа золотой песок
    сыплет лужицам на дно.

    Обострённый ловит слух
    сколько в голосе тоски,
    белит тополиный пух
    одуванчиков виски.

    Сдюжил дождь сирени куст,
    мы - житейскую грозу...
    вместе с ивой помолюсь
    на вечернюю звезду.

    И поклоны бьёт синица, отпуская всем грехи

    Отцветает куст сирени,
    одуванчик белый сник,
    в кружевных накидках тени
    прогоняют солнца блик.

    На берёзах пеной мыльной
    кучевые облака,
    у стрекоз в зеркальных крыльях
    отражается река.

    Ветерку с утра не спится,
    сарафан измял ольхи,
    и поклоны бьёт синица,
    отпуская всем грехи.

    И слова - такая малость,
    а волнение в крови...
    сизари у ног собрались
    и воркуют о любви.

    Ронял шиповник в травы по капельке закат

    Недолго дождик капал,
    вздыхала зря река,
    сосна мохнатой лапой
    прогнала облака.

    В дремоту впали тени,
    ветра сморила лень,
    и в облачке сирени
    пропал гудящий шмель.

    Будила чайка криком
    грозу и спящий гром,
    хотелось о великом,
    а слово - о земном.

    Века меняют нравы,
    но не разлук обряд...
    ронял шиповник в травы
    по капельке закат.

    И белый иней одуванчика

    Весна уже уходит в прошлое -
    густой травой, на зорьке скошенной,
    грозой, вишнёвыми метелями,
    туманом яблонь и капелями.

    Цветок жасминовый закружится
    и льдинкой поплывёт по лужице,
    и белый иней одуванчика
    накроет солнечного зайчика.

    Шмелю, стрекозам и соцветиям
    три летних месяца - столетия,
    порхает бабочка-капустница,
    где жёлтый лист на снег опустится.

    Прошу тебя - не надо мучиться,
    что поздняя любовь - разлучница...
    поверь - спасёт от неизбежности
    простое слово с жестом нежности.

    И ветерок ночной игрив - целует яблоню в плечо

    Полнеба сжёг, дотлел закат
    у голубиного крыла,
    а там, где плыли облака,
    звезда кувшинкой зацвела.

    До блеска ржавую луну
    начистят веточки берёз,
    твой взгляд и шёпот нам вернут
    былые чувства, радость грёз.

    И ветерок ночной игрив -
    целует яблоню в плечо,
    мы время падающих слив
    порой счастливой наречём.

    Оставь во-первых, во-вторых -
    найдётся повод для нытья...
    и у души нет выходных
    в круговороте бытия.

    Синевы озерцо глоточками выпили тучи

    Метели вишнёвые май разбудил,
    шмеля и вечерние грозы,
    родимые пятна на белой груди
    платочком прикрыла берёза.

    Синица на ветке торопится спеть,
    что солнечно утром и ясно,
    листвы прошлогодней подсчитана медь
    грачами в монашеских рясах.

    Шепну, что зелёное платье к лицу,
    влюблённый морщинистый мальчик,
    у бабочки белой сорвав поцелуй,
    за ночь поседел одуванчик.

    Не вспомнишь меня и забудешь лицо -
    красивыми снами не мучай...
    и мечется стриж - синевы озерцо
    глоточками выпили тучи.

    Вместе с бабочками лето по дворам разносит шмель

    Блики солнечного света,
    час, не больше, дождь шумел,
    вместе с бабочками лето
    по дворам разносит шмель.

    Что для счастья надо мало,
    если хочешь, говори,
    у окна собрали мальвы
    утром капельки зари.

    Что с того, что в прядях иней
    и морщинки возле глаз,
    солнце зреет сочной дыней
    в этом августе для нас.

    Смех и поцелуй горячий,
    голубь во дворе речист...
    в тень берёзы ветер прячет
    первый золочёный лист.

    Валерий Мазманян
     
    Ярославна нравится это.
  2. vgm

    Thread starter

    vgm Новичок

    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    9
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    Москва
    Багряным сердцем бьётся осиновый листок

    Багряным сердцем бьётся
    осиновый листок,
    сосна целует солнце
    в оранжевый висок.

    Тепло в душе от мысли,
    что я в тебя влюблён,
    пылают жаром листья -
    обжёг ладони клён.

    С берёзой в тихой роще
    давным-давно знаком,
    поманит жизнь хорошим -
    пойдёшь и босиком.

    Что многое нам поздно -
    дождя ночного бред...
    а осень льёт из бронзы
    листву и память лет.


    Уходит пора золотая

    Уходит пора золотая,
    поплачься, себя пожалей,
    берёза обноски латает
    цыганской иголкой дождей.

    А клёны не прячут нагие
    узлы выступающих вен,
    и мучает нас ностальгия,
    и просит душа перемен.

    Ты рядом, к чему торопиться
    с утра в суматоху недель,
    зонты, словно чёрные птицы,
    куда-то уносят людей.

    С намокшей травы не поднимешь
    осины цветастый платок...
    что там - за туманами - финиш,
    а может быть, новый виток?


    А клёны на жёлтых ладонях приносят вечернюю грусть

    Лист палый ветра не догонит,
    в сиреневый вцепится куст,
    а клёны на жёлтых ладонях
    приносят вечернюю грусть.

    Ничем эта осень не хуже
    и будет не лучше других,
    дожди на асфальтовых лужах
    житейские чертят круги.

    Слова распадутся на звуки,
    любовным порывом не лгут,
    целую красивые руки -
    они создавали уют.

    Покой на душе - это милость,
    уже никуда не спешим...
    а осень навек зацепилась
    у глаз паутинкой морщин.


    И бабочкой лимонницей осенний лист закружится

    Рябины губы алые
    целованные ветрами,
    а в сквере листья палые
    считает август с ветками.

    Узнает осень - выжили,
    морщинками открестится,
    берёза в пряди рыжие
    заколку вденет месяца.

    Любовь жива, а прочее
    само и перемелется,
    и капель многоточие
    стряхнёт на плечи деревце.

    И серость не схоронится
    от солнца в мелкой лужице...
    и бабочкой лимонницей
    осенний лист закружится.


    Года на ниточки дождя, прощаясь, август нанизал

    На ветры чуткий палый лист,
    чуть шорох - он за ними вслед,
    и прячет ночи аметист
    под золото берёз рассвет.

    Немного слёзы нам вернут -
    минуту грусти, боль обид,
    и знает только старый пруд
    что за душою у ракит.

    Твой вздох и сумрачность лица
    в подоле осень унесёт,
    осин багряные сердца
    стучат для нас - ещё не всё.

    Спешил куда-то, что-то ждал,
    шумит бессонницы вокзал...
    года на ниточки дождя,
    прощаясь, август нанизал.


    А мы, как поздние цветы

    У зеркала притихла ты -
    морщинки и седая прядь,
    а мы, как поздние цветы,
    не верим - время увядать.

    А в памяти ночной грозы
    весенний день и майский гром,
    какая осень без слезы,
    без сожалений о былом.

    И будь ты грешник, будь святой,
    за птичьей стаей не взлететь...
    и дождь серебряной метлой
    метёт берёзовую медь.
     

    Вложения:

    Ярославна и Tsar нравится это.
  3. vgm

    Thread starter

    vgm Новичок

    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    9
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    Москва
    И солнце на груди синиц оставит поцелуев след

    Осенних клёнов медный звон
    ненастный вечер призовёт,
    прощаний и разлук сезон
    откроет журавлей отлёт.

    И звёздочки последних астр
    дожди поспешно расклюют,
    берёза золото отдаст
    за неба голубой лоскут.

    И капли крови у рябин
    с прикушенных сорвутся уст,
    и только те, кого любил,
    ночную присылают грусть.

    В круговороте дней и лиц
    не растеряем память лет...
    и солнце на груди синиц
    оставит поцелуев след.


    И бьётся рыбкой золотой листочек в неводе ветвей

    Дожди с собой октябрь принёс,
    распутал серые мотки,
    а из одежды у берёз -
    одни ажурные платки.

    Чернеют клёны - не беда
    и не предчувствие конца,
    и у рябин не от стыда
    горит румянец в пол-лица.

    И выпал жребий голубям -
    в ненастье мерить окоём,
    любить без памяти тебя -
    одно желание моё.

    Нам год оставил непростой
    по две морщинки у бровей...
    и бьётся рыбкой золотой
    листочек в неводе ветвей.


    Сугробы падают ничком и молятся на снегопад

    Вчерашний разговор начнём -
    на всё у каждого свой взгляд,
    сугробы падают ничком
    и молятся на снегопад.

    А снег в четыре дочерна
    заштриховал окна проём,
    зимой длиннее вечера,
    чтобы понять с кем мы вдвоём.

    Молчим, вздыхаем, говорим,
    что жаль, года своё берут,
    наносят ветки белый грим,
    всего за несколько минут.

    Зрачок тускнеет фонаря,
    уснула, погашу торшер...
    что серый сумрак декабря,
    когда светлеет на душе.


    Сугроб прижался грудью

    Темно - и спать не ляжешь,
    и длинный вечер - мука,
    метель из белой пряжи
    соткала серый сумрак.

    Седые эти ночи
    морщин оставят метки,
    беременности почек
    весной дождутся ветки.

    И мы судьбу осилим,
    плохое всё забудем,
    к ногам худой осины
    сугроб прижался грудью.

    Поверь избитой фразе:
    года для чувств - не вето...
    сдвинь шторы - и алмазы
    найдёшь в полоске света.


    Допоздна в метель не спится

    На дома, на тополь голый
    снегопад обрушил небо,
    воробьи и сизый голубь
    не дождались крошек хлеба.

    За судьбой не доглядели,
    допоздна в метель не спится,
    за петлёй петля - недели
    на твои ложатся спицы.

    Никого с тобой не судим,
    что в душе печали кокон,
    и берёза с белой грудью
    зазвенит серьгой у окон.

    И ручья подхватят голос
    поутру хоры капели...
    и простишь за белый волос,
    и за то, что не допели.


    Рябины горькие уста - медовые к зиме

    Ругнём - веками повелось -
    дожди и суету,
    берёза золотом волос
    прикрыла наготу.

    И пусть у нас настрой плохой,
    и пусть пейзаж уныл,
    в ночи над худенькой ольхой
    сияет нимб луны.

    Извечный осени обряд -
    былое ворошить,
    забрали ветры октября
    у тополя гроши.

    Шепнёшь, что просто подустал,
    не всё держи в уме...
    рябины горькие уста -
    медовые к зиме.


    И осень не зря привечают берёзы в парчовых одеждах

    Уже не простишь, что домыслил
    за нас судьбоносные роли,
    как бабочек, палые листья
    иголки дождей прокололи.

    Что будет и как обернётся,
    не думает только влюблённый,
    бросаются золотом солнца
    в прохожих осенние клёны.

    Прощальная сцена романа
    под крик журавлиного клина,
    у зеркала лужи румяна
    подправила утром калина.

    Кусты, бронзовея плечами,
    на жизнь не теряют надежды...
    и осень не зря привечают
    берёзы в парчовых одеждах.


    А у рябин припухли губы от долгих поцелуев ветра

    Позолотило тротуары
    к прощальной встрече бабье лето,
    сентябрь сжигает мемуары,
    бросая в пламя бересклета.

    Осенней грустью занедужит
    сегодня бесконечный вечер,
    боярышник считает лужи,
    накинув красный плащ на плечи.

    И что в душе пошло на убыль,
    никто из нас не даст ответа,
    а у рябин припухли губы
    от долгих поцелуев ветра.

    И не вернуть того, кто ближе
    ни плачем, ни мольбой у свечки...
    в безлюдном сквере клёнам рыжим
    берёзы отдают сердечки.


    И прячет осеннюю грусть сентябрь за ресницы сосны

    Туман у реки в рукаве,
    и дождь паутиной повис,
    и солнечным бликом в траве
    сверкает берёзовый лист.

    Что любят без близости душ,
    об этом так долго молчал,
    в морщинах асфальтовых луж
    ушедшего лета печаль.

    Улыбкой меня приголубь,
    и что-то простим и поймём,
    но горечь рябиновых губ
    сейчас в поцелуе твоём.

    Досмотрит шиповника куст
    последние летние сны...
    и прячет осеннюю грусть
    сентябрь за ресницы сосны.


    А калина с зорькой алой породнилась до зимы
    Птичья стая небо просит
    дать ей лёгкий перелёт,
    для берёз сегодня осень
    золотую пряжу ткёт.

    Журавли с утра - за море,
    всё оставив на потом,
    торопливый дождь замоет
    солнца бледное пятно.

    Теплота руки - и милость,
    и лекарство от тоски,
    паутинки зацепились -
    серебрят твои виски.

    Не оставим в листьях палых
    ни слезы, ни вздоха мы...
    а калина с зорькой алой
    породнилась до зимы.


    Берёза жёлтые заплатки поставила на рукава
    Следим за солнечной монеткой,
    исчезла - ждите к ночи дождь,
    листва цепляется за ветки,
    а мы - за то, что не вернёшь.

    На память сердца август падкий,
    за вздохом - грустные слова,
    берёза жёлтые заплатки
    поставила на рукава.

    Румянили рябины лица
    в жару к приходу сентября,
    о чём взгрустнётся, что приснится,
    судьбой даровано не зря.

    И дождь - по норову скиталец -
    так будет осенью речист...
    а бабочка на белый танец
    зовёт, кружась, опавший лист.


    И помолятся ивы реке, проводив караваны гусей
    Подсчитал ветерок-казначей
    золочёные блики в пруду,
    синевой августовских ночей
    наливаются сливы в саду.

    Седину - увяданья печать -
    паутинкой с тобой наречём,
    а рябины готовы встречать
    приходящий сентябрь кумачом.

    И смущая прохожих умы,
    поцелуи прилюдно дари,
    на порхающих бабочек мы
    так сегодня похожи внутри.

    Задержи мою руку в руке -
    остановим времён карусель...
    и помолятся ивы реке,
    проводив караваны гусей.

    Валерий Мазманян
     
    Ярославна и Tsar нравится это.
  4. vgm

    Thread starter

    vgm Новичок

    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    9
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    Москва
    И крылом нарежет птица окнам дольки синевы

    Нас берёза с белой грудью
    угостит при встрече соком,
    под слезу капели будет
    умирать зима у окон.

    Грач распустит веток пряжу,
    у крыльца сугроб усохнет,
    на твои колени ляжет
    солнца луч полоской охры.

    И бывали зимы хуже,
    но пока в руке рука,
    воробьи утопят в луже
    кучевые облака.

    И найдётся в чём виниться,
    и без домыслов молвы...
    и крылом нарежет птица
    окнам дольки синевы.


    На берёзовой веточке неба лоскут

    О судьбе разговоры уже не влекут -
    вспоминается чья-то вина,
    зацепился за веточку неба лоскут
    и трепещет в проёме окна.

    Не озлобились, живы, не стали грубей,
    не горюй, а уныние - грех,
    белизною пометил виски, голубей
    и берёзы растаявший снег.

    Не вздыхай, нам апрельские ночи вернут
    всех ушедших в красивые сны...
    на берёзовой веточке неба лоскут,
    улыбнись - это вымпел весны.


    Клён моет чёрные лодыжки

    Лоскутья неба делят ветки
    в свинцовых лужах февраля,
    сугробы плачутся в жилетку
    усохшей тени фонаря.

    Клён моет чёрные лодыжки,
    не отморозил - повезло,
    и знаем мы не понаслышке -
    зимы обманчиво тепло.

    Виски в снегу - давно не парень
    и не к лицу слова клише...
    тебе я просто благодарен
    за оттепель в моей душе.


    И чёрному грачу поверим

    На серость стен мазками охры
    рассвет погожий день нанёс,
    ещё один сугроб усохнет
    у белых ног худых берёз.

    Из жарких стран - пора на север,
    и птичьим стаям не до сна,
    и чёрному грачу поверим,
    что март и на дворе весна.

    У сердца истина простая -
    твоя рука в моей руке,
    и льдинкой облако растает
    в небесной голубой реке.

    Судьба побалует хорошим...
    и пусть морщинка льнёт к губам,
    сегодня мы печаль раскрошим,
    как корку хлеба голубям.


    Болтливый ручеёк уносит

    Воспоминания - минуты,
    а сколько было на пути,
    чем ближе подойдёшь к кому-то,
    тем дальше хочется уйти.

    Косынкой облако повяжет
    берёза на худой груди,
    становимся с годами глаже,
    ушли чужие - не суди.

    С утра воркует голубь сизый,
    что надо помнить - прячем в сны,
    капели слушаем репризы -
    бессмертна музыка весны.

    Зима, метели, память вёсен
    сложились в суетливый век...
    болтливый ручеёк уносит
    и палый лист, и талый снег.


    Аллея ниточками веток сошьёт лоскутья синевы

    Уже не редкость день погожий,
    последний снег к кусту приник,
    и блеском золота тревожит
    грача скользящий солнца блик.

    Пожухлый лист с порывом ветра
    прильнёт к груди сырой травы,
    аллея ниточками веток
    сошьёт лоскутья синевы.

    Приветливей, светлее лица,
    и легче груз прожитых лет,
    и мнит себя свободной птицей
    пустой разорванный пакет.

    Морщинки - только сухость кожи,
    и ты зеркал не слушай ложь...
    и пусть вчера и завтра схожи,
    весной чудес от жизни ждёшь.


    Налепит ветер белых птиц

    Ветла проводит битый лёд,
    клин журавлиный встретим мы,
    и белой бабочкой вспорхнёт
    с весенних трав душа зимы.

    Костистый тополь на плечах
    поднимет солнышко в зенит,
    и в такт мелодии ручья
    ольха серёжкой зазвенит.

    В дремоте чуткой тихий лес,
    февраль - не время птичьих гнёзд,
    но обещание чудес
    таит молчание берёз.

    И пусть сегодня нелегко
    заполнить пустоту страниц...
    для нас с тобой из облаков
    налепит ветер белых птиц.


    Берёза серебряный волос украсит алмазной звездой

    Морозно, ломается голос,
    снежинка растает слезой,
    берёза серебряный волос
    украсит алмазной звездой.

    Пока отношения шатки,
    былое с добром отпусти,
    большие пушистые шапки
    надели худые кусты.

    Не всё перепишешь с начала,
    но можно начать и с конца,
    и сердце недаром стучало -
    сойдутся следы у крыльца.

    У дома сугробов отара -
    метели пригнали, ушли...
    и облачком белого пара
    плохое слетает с души.


    Задремавшая луна улыбается во сне

    Все сугробы спеленал
    к десяти вечерний снег,
    задремавшая луна
    улыбается во сне.

    Грезится весенний день -
    принесли тепло грачи,
    убаюкал ветер тень,
    и зажгла звезда ночник.

    Суета, усталость, хмарь -
    три морщинки возле глаз,
    посмотри - нашёл фонарь
    у окна большой алмаз.

    Погрусти, но бровь не хмурь,
    у судьбы не просим крох...
    отзвуком житейских бурь
    остаётся тихий вздох.


    Худой фонарь у тёмных окон пускает жёлтую слезу

    Унылый день не станет датой,
    забудь и зря не морщи лоб,
    на простыне, ветрами смятой,
    уснул калачиком сугроб.

    Раздвинешь шторы - тени в коме,
    на сером - белые штрихи,
    ночных воспоминаний промельк
    тревожит старые грехи.

    Былое тронешь ненароком,
    не вороши, что там - внизу,
    худой фонарь у тёмных окон
    пускает жёлтую слезу.

    И сколько от себя ни бегай,
    найдётся повод для тоски...
    с берёзой, облаком и снегом
    роднятся белизной виски.


    И неба серые лоскутья на чёрных ветках сушит ветер

    Опять сезонов перепутье,
    не отличишь от утра вечер,
    и неба серые лоскутья
    на чёрных ветках сушит ветер.

    А там, где были снега пятна,
    мерцают лужи из металла,
    твоё молчание понятно -
    от этой серости устала.

    Одно уже не повторится,
    другое - памяти отдали,
    и петли времени на спицы
    ложатся ровными рядами.

    Добавлю в комплименты лести -
    душа вспорхнёт и вёсны вспомнит...
    оконным переплётом крестит
    фонарь тебя и сумрак комнат.


    Метелям - в память лет

    По лужам облака плывут,
    последний снег зачах,
    и сосны держат синеву
    на бронзовых плечах.

    На все лады поют ручьи,
    что всё в твоих руках,
    гуляют важные грачи
    в потёртых сюртуках.

    Дождям - в жемчужную росу,
    метелям - в память лет,
    я, как огонь любви, несу
    багряных роз букет.

    Возьмёшь цветы, я, не дыша,
    услышу - горячо...
    и сизым голубем душа -
    на белое плечо.

    Валерий Мазманян
     
    Ярославна нравится это.
  5. Ярославна

    Ярославна Почетный гражданин

    Сообщения:
    22.310
    Симпатии:
    7.394
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Москва
    Весенне...
     
  6. vgm

    Thread starter

    vgm Новичок

    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    9
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    Москва
    Ярославна,
    Добрый день.
    Солнечного лета, хорошего отдыха и вдохновения.

    С уважением Валерий
     
    Tsar и Ярославна нравится это.
  7. vgm

    Thread starter

    vgm Новичок

    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    9
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    Москва
    Цветущий куст жасмина снег сыпал на траву

    Что не вернуть, что поздно,
    слова чужие врут,
    июнь, ты помнишь, звёзды -
    кувшинками на пруд.

    Пчела несла с поляны
    пыльцу и память гроз,
    и тени ветер вялый
    баюкал у берёз.

    А ты, смеясь, кормила
    двух уток на плаву,
    цветущий куст жасмина
    снег сыпал на траву.

    И одуванчик - в небо,
    сорви - и только дунь...
    теперь, что хочешь требуй,
    а мне верни июнь.

    Гроздья увядшей сирени память весны не вернут

    Дождик нагонит дремоту,
    ветер разбудит кусты,
    встретят протяжную ноту
    аплодисменты листвы.

    Мнёт, забываясь, берёза
    мокрый платок на груди,
    наши житейские грозы
    вздохом сейчас не суди.

    Дни ни пусты, ни безлики -
    просто настройся на лад,
    солнца скользящие блики
    лютики в травах хранят.

    Сердце покоя и лени
    просит на пару минут...
    гроздья увядшей сирени
    память весны не вернут.

    В руках каштанов оплывали свечи

    Не верилось, что чувства охладели,
    рябины отцвели за две недели,
    куда-то делись золотые кудри -
    и одуванчик свой парик напудрил.

    Метались между будущим и прошлым,
    на травах яблонь цвет лежал порошей,
    утиный выводок скрывала ива,
    что не сбылось - всегда для всех красиво.

    Что на душе - твои сказали руки,
    слова страстей - порой пустые звуки,
    в аллее пенились кусты сирени,
    друг друга не касались наши тени.

    Себя жалеть - найдётся слов немало,
    а к четырём за окнами светало,
    в руках каштанов оплывали свечи...
    и хочется вернуть любовь, а нечем.

    В мае ложится на скверы белых черёмух туман

    Зелень дождями омыта,
    голуби крошки клюют,
    тихие радости быта -
    книга, покой и уют.

    Где-то читал или слышал -
    ждите от вёсен чудес,
    утром на веточках вишен
    снег лепестками воскрес.

    Время двулико - и дряблый
    старец, и прыткий юнец,
    сколько бесчисленных яблонь
    оба вели под венец.

    День - даже скучный и серый -
    скрасит надежды обман...
    в мае ложится на скверы
    белых черёмух туман.

    И рыжий одуванчик распушил копну нечёсанных волос

    Встревожит память уходящих лет
    крикливых чаек пересуд,
    где ивы горстью золотых монет
    бросают блики солнца в пруд.

    Начну винить кого-то - согрешу,
    не в тягость думать о пустом,
    а облачко прибилось к камышу
    бумажным скомканным листом.

    Для уток хлеб достану - и к воде,
    вспугну невольно сизаря,
    не ту струну в твоей душе задел,
    но встретил я тебя не зря.

    Вдали от шумных улиц и машин
    ни вздохов, ни житейских гроз...
    и рыжий одуванчик распушил
    копну нечёсанных волос.

    Над нашим домом флаг апреля - на синем фоне сизари

    Монетку солнца ищут кряквы
    на дне холодного пруда,
    все обещания и клятвы
    давно проверили года.

    Пробилась на газонах зелень,
    и талая вода сошла,
    тот возраст, что назвали зрелым,
    совсем не чувствует душа.

    А мать-и-мачеху в овраге
    рассыпал день снопами искр,
    и трудно словом на бумаге
    мне передать ночную мысль.

    Играть с судьбой поднаторели,
    а вот не спится до зари...
    над нашим домом флаг апреля -
    на синем фоне сизари.

    Валерий Мазманян
     

    Вложения:

    Tsar нравится это.
  8. Ярославна

    Ярославна Почетный гражданин

    Сообщения:
    22.310
    Симпатии:
    7.394
    Пол:
    Женский
    Адрес:
    Москва
    Спасибо. И Вам!
     
  9. vgm

    Thread starter

    vgm Новичок

    Сообщения:
    8
    Симпатии:
    9
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    Москва
    Золотые дары прячут в мокрых подолах берёзы

    Вечерами дожди подметают дворы,
    на газонах осыпались розы,
    ожидая сентябрь, золотые дары
    прячут в мокрых подолах берёзы.

    Покраснела рябина - у всех на виду,
    уходя, не прощается август,
    а падучие звёзды в притихшем саду
    воскрешают пушистые астры.

    Что не буду скучать, улыбаясь, совру
    и судьбы пожелаю счастливой,
    и закатится лето в сырую траву
    перезрелой несорванной сливой.

    Но затейливым фразам не верит душа
    и не хочет с разлукой смириться...
    а калина рубин драгоценный в ушах
    прикрывает косынкой из ситца.

    Лист ивы золотой ладьёй плывёт в туманы октября

    Соткут дожди из летних гроз
    и грусть, и черноту ночей,
    и август на ветвях берёз
    затеплит язычки свечей.

    Судьба не взята напрокат,
    и у слезы знакомый вкус,
    зарю июля и закат
    рябина вдела в нитку бус.

    А бабье лето повернёт
    спешащий календарь назад,
    и солнце свой тягучий мёд
    прольёт на яблоневый сад.

    Что потеряем, что найдём,
    по вечерам гадаешь зря...
    лист ивы золотой ладьёй
    плывёт в туманы октября.

    А рябины уже нарумянили лица

    Постучали дожди, разбудили - не спится,
    растревожили память не зря,
    а рябины уже нарумянили лица,
    ожидая приход сентября.

    На губах у калины и мякоть рассвета,
    и блестящие капельки слёз,
    и считая часы уходящего лета,
    лепестки осыпаются роз.

    На душе хорошо - и погода не в тягость,
    и привычный порядок вещей,
    я пойду провожать до околицы август
    и боярышник в красном плаще.

    Улетят журавли, повинуясь природе,
    не печалью в тебе прорасту...
    по берёзовой рощице осень приходит,
    желтизной помечая листву.

    Ветка беременна тяжестью яблок

    Вечно спешили, а поняли поздно,
    что проглядели уже не отыщем,
    дождик, склевавший вечерние звёзды,
    тихо ушёл по ступенчатым крышам.

    Память назойливо в прошлое гонит,
    вспомнишь - менялись со временем вкусы,
    падают в травы с кленовой ладони
    ниткой разорванной капелек бусы.

    На двойника из зеркальности лужи
    смотрит фонарь немигающим взглядом,
    многое было, бывало и хуже,
    главное - мы неразлучны и рядом.

    Утром ненастным прохладно и зябко,
    пледом укрою, смеёшься - согрелась... ветка беременна тяжестью яблок,
    в осень с улыбкой - душевная зрелость.

    А мы, как поздние цветы

    У зеркала притихла ты -
    морщинки и седая прядь,
    а мы, как поздние цветы,
    не верим - время увядать.

    А в памяти ночной грозы
    весенний день и майский гром,
    какая осень без слезы,
    без сожалений о былом.

    И будь ты грешник, будь святой,
    за птичьей стаей не взлететь...
    и дождь серебряной метлой
    метёт берёзовую медь.

    А осень надела колье из жёлтых сердечек берёз

    Тоска - и морщинка у губ,
    и эхо ушедшей любви,
    а дату отлёта на юг
    не знают ещё журавли.

    И всё раздражает в ночи -
    подкрученный месяца ус,
    что, как соглядатай, торчит
    у окон сиреневый куст.

    Туман ветерок надышал
    и сумрак тяжёлый сплошной,
    притихшая знает душа,
    что стану я сам тишиной.

    И больно, что дело во мне
    и легче не станет от слёз...
    а осень надела колье
    из жёлтых сердечек берёз.

    Перевязав полоской алой, заря несла в подарок лето

    Дневные звуки затихали,
    пришла ночная хмарь дворами,
    и дождик покрывал штрихами
    пейзаж в оконной белой раме.

    В соседнем доме гасли окна,
    и чья-та сигарета тлела,
    высокие берёзы мокли,
    подняв подолы до колена.

    Привычный круг настольной лампы,
    ты рядом - и душа на месте,
    и шорох падающих капель
    баюкал колыбельной песней.

    Ушла гроза - и в три светало,
    объёмы обрели предметы...
    перевязав полоской алой,
    заря несла в подарок лето.

    Года на ниточки дождя, прощаясь, август нанизал

    На ветры чуткий палый лист,
    чуть шорох - он за ними вслед,
    и прячет ночи аметист
    под золото берёз рассвет.

    Немного слёзы нам вернут -
    минуту грусти, боль обид,
    и знает только старый пруд
    что за душою у ракит.

    Твой вздох и сумрачность лица
    в подоле осень унесёт,
    осин багряные сердца
    стучат для нас - ещё не всё.

    Спешил куда-то, что-то ждал,
    шумит бессонницы вокзал...
    года на ниточки дождя,
    прощаясь, август нанизал.

    И бабочкой лимонницей осенний лист закружится

    Рябины губы алые
    целованные ветрами,
    а в сквере листья палые
    считает август с ветками.

    Узнает осень - выжили,
    морщинками открестится,
    берёза в пряди рыжие
    заколку вденет месяца.

    Любовь жива, а прочее
    само и перемелется,
    и капель многоточие
    стряхнёт на плечи деревце.

    И серость не схоронится
    от солнца в мелкой лужице...
    и бабочкой лимонницей
    осенний лист закружится.

    И август в ноги сентябрю медовым яблоком упал

    Залётный ветер под окном
    берёзе золото сулит,
    вечерний дождь стальным пером
    выводит на воде нули.

    Худой фонарь с лицом больным
    устал от шума и машин,
    а день сегодняшний с былым
    связали ниточки морщин.

    Увижу я по жесту рук,
    что лето кончилось - молчи,
    и нотам - вздох и капель стук
    ещё не раз звучать в ночи.

    Тебе о чувствах говорю,
    и вечер для признаний мал...
    и август в ноги сентябрю
    медовым яблоком упал.

    И незакрытая гардина впустила синий полумрак

    Предчувствуя грозу июля,
    дрожал притихший березняк,
    стирал со стен узоры тюля
    влетевший в комнату сквозняк.

    И словно в чём-то виновата
    у окон кланялась сирень,
    а в сквере каждый кустик прятал
    от ветра собственную тень.

    С ладони влагу пили вязы,
    ловила капельки трава,
    фонарь слезился жёлтым глазом,
    нам были не нужны слова.

    И незакрытая гардина
    впустила синий полумрак...
    с грозой в былое уходила
    пора житейских передряг.

    Валерий Мазманян
     
  10. Marshal

    Marshal Тех. администратор

    Сообщения:
    3.315
    Симпатии:
    552
    Пол:
    Мужской
    У вас же есть тема. Продолжайте ее. Объединено.